Константин Фишман: «Тюменскому футболу я отдал 15 лет»
1 ноября 2011

На техничного молодого полузащитника Константина Фишмана в 90-е годы с надеждой смотрели не только тюменские, но и российские болельщики. Но если как сборник Константин остановился на ступени Олимпийской сборной, то для тюменских любителей футбола он стал на протяжении долгих лет главным любимцем, отыграв за клуб больше 250 матчей.

— Вопроса заниматься ли мне футболом у меня никогда не возникало. Отец был тренером и брал меня на тренировки. Прямо с детского сада забирал, и я вместе со старшим братом шел на тренировку. Сначала я тренировался с братом, который старше меня на пять лет, а потом набрали уже мой возраст 76–77 годов рождения, и я начал тренироваться со сверстниками в «Прибое». А потом меня пригласил в свою группу Виктор Николаевич Княжев. У него был спецкласс, и команда по уровню была выше.

Когда мне было 12 лет, мы поехали на сборы со своей командой, проводили различные товарищеские матчи, и нас с Вячеславом Афониным заметили тренеры сборной. Там было четыре состава сборной, нас сначала начали подключать к третьему-четвертому составу, потом потихонечку ко второму и первому.

Ирландия

Сомнений в том, что поедем на юношеский чемпионат Европы, не было. Более или менее костяк команды был известен. К 94-му году мы уже 4 сезона занимались в сборной, плюс Равиль Михайлович Гильманов был начальником команды в сборной, каждый раз с нами ездил, поэтому мы заранее знали, что попадем в состав сборной на ЕВРО-94 и планомерно готовились. В отборочной группе мы заняли первое место. На чемпионате обыграли немцев и швейцарцев, но проиграли датчанам. Немцам забили вместе с Афониным гол на двоих. Так получилось, что мы одновременно ударили по мячу и не могли понять, кто же забил на самом деле. В последнем матче группы с датчанами мы вели 2:1, но в конце матча уступили 2:3.

В четвертьфинале нам противостояли австрийцы. В первом тайме сыграли 0:0, а во втором у них удалили игрока, и у нас появилась какая-то расслабленность, чем соперник воспользовался и забил нам два гола. После этого они отошли в защиту всей командой, и мы не могли ничего сделать. За месяц до этого мы также играли с ними и тогда мы были вдесятером и победили. Видимо память о том матче и придала нам чрезмерную уверенность, а футбол ошибок не прощает.

После чемпионата Европы нас продолжали вызывать в сборную. Я прошел от юношеской до олимпийской сборной. За 9 лет был лишь промежуток, когда я перешел из «Тюмени» в «Ростсельмаш», и полгода меня не вызывали, потому что не было игровой практики, но как только я начал играть за «Ростсельмаш», меня вновь стали вызывать в сборную.

К сожалению, той олимпийской сборной не удалось попасть на Олимпиаду. В решающем матче отборочного турнира мы проиграли французам. Причем дома до этого выиграли у них, а на выезде уступили. В итоге заняли второе место и не попали на Олимпиаду.

Тюмень

В 1994 году я дебютировал за «Динамо-Газовик». На тот момент я был, наверное, самый молодой игрок, который сыграл в чемпионате России. В этом дебюте большую роль сыграл Виктор Николаевич Княжев. Он как раз работал с командой мастеров и взял в основную команду меня, Вячеслава Афонина и Александра Сидорюка.

Нам повезло, что мы сразу попали к такому тренеру, как Эдуард Васильевич Малофеев. Он очень хорошо относился к молодежи, по-отечески, верил в нас, выпускал в играх. Это, кажется, и сыграло главную роль, что я, Афонин и Сидорюк очень рано начали выходить в составе команды мастеров. Первое время, конечно, выпускали только на замену. В стартовом составе я дебютировал в 1995 году в игре с московским «Спартаком», мы тогда проиграли 0:6. В том матче Егор Титов забил свой первый мяч за «Спартак».

«Ростсельмаш»

После 1995-го года команда вылетела в первую лигу, а мне поступило заманчивое предложение из Ростова. Они играли в высшей лиге, а мне хотелось, конечно, остаться в элите. Финансовые условия тоже были хорошие, поэтому, не раздумывая, поехал. Но случился небольшой скандал с нашим клубом. У меня был контракт с «Динамо-Газовиком», но я подписал его без согласия родителей (а мне тогда еще не было 18 лет), из-за чего его признали недействительным. Но клуб меня не отпускал. Получилось, что уехал туда с контрактом «Тюмени» на руках, но потом его признали недействительным и меня заявили за «Ростсельмаш», но только уже на второй круг.

Опыт, полученный в «Ростсельмаше» оказался бесценным для дальнейшей моей карьеры. Мне удалось поиграть с такими игроками, как Лоськов, Герасименко. Это дало рост в моем футбольном образовании. Когда закончился контракт, «Ростсельмаш» не предложил мне новый, и я вернулся домой в Тюмень.

Снова «Тюмень»

Вернулся я в пик развала в 1998 году. Пришлось терпеть все невзгоды. Главное, что у меня горели глаза, хотелось играть, тем более, что во втором круге половина команды разбежалась, и играли в основном тюменские игроки. Не было ни зарплат, не премиальных. За сезон набрали всего восемь очков, но в последней игре попортили жизнь «Зениту». Видимо питерцы недооценили нас, думали, что в Тюмени 6:0 обыграли, и дома вразвалочку нас возьмут. Футбол ошибок не прощает, и нельзя выходить на матч спустя рукава, нужно настраиваться на любого соперника. Можно сказать, что в тот день все звезды сошлись в нашу пользу: и мяч у них в ворота не шел, и Григорий Соколовский творил чудеса в воротах — это можно сказать был его звездный час. Он все вытаскивал и из верхних, и из нижних углов, и полевые пару раз с «ленточки» выбивали мяч. Правда, я в том матче сыграл всего семь минут, Куртиян грубо обошелся со мной в самом начале матча — сломал два ребра, и меня увезли на скорой. Мы не были особо мотивированы на этот матч. Для нас было просто престижно выходить и играть. Другое дело, что перед этим матчем не получалось, а здесь вышли раскрепощенными, и у питерцев игра не шла, они нервничали. Мы сыграли вничью и лишили их еврокубков. А они уже салют приготовили, артистов пригласили, но мы им испортили праздник.

В 99 году у нас была одна из самых молодых команд. Средний возраст — 21–22 года. Из старших был только Евгений Маслов. Остальным по 20–21. И, наверное, нам не хватило опыта. Могли несколько очков взять, где-то перебороть себя, постараться, но чуть-чуть не хватило, и команда вылетела во вторую лигу. После сезона я хотел остаться в первом дивизионе, прошел все сборы с «Газовиком-Газпромом» из Ижевска. Но «Тюмень» запросила большие по тем временам деньги за меня — 100 тысяч долларов. У Ижевска таких денег не было, и мне пришлось вернуться в Тюмень.

Когда команда распадалась, я получил разрыв мениска и крестообразных связок. Лечился полгода. Спасибо Сергею Николаевичу Чикишеву, который взял меня в команду «Иртыш» (Омск), дал мне долечиться там полгода, и во второй половине я начал выступать. В межсезонье 2003–2004 годов поиграл в мини-футбол, но травмированное колено дало о себе знать. Потом Равиль Николаевич Умяров предложил мне перейти в команду и помочь вывести ее из третьей лиги. 2004 и 2005 годы мы провели в КФК. Когда мы вернулись во второй дивизион, у меня был возраст, когда, можно сказать, самый расцвет сил. Я уже не планировал никуда уходить. Во-первых, у меня не было никогда агента, который бы занимался поиском нового клуба, во-вторых, мне уже не поступало столько предложений, как в 90-е годы или в 2000–2001.

Сейчас я играю на Первенство города. У меня свой бизнес, я открыл магазин. Кроме этого, Виктор Николаевич Княжев мне сейчас предлагает тренировать малышей.

Раньше никогда не думал, что останусь так долго в родном клубе. Тюменскому футболу я отдал 15 лет. Сейчас думаю, что, когда уходил из «Ростсельмаша», у меня было предложение от «Маккаби» (Тель-Авив), и, если бы туда поехал, то, может быть, еще бы поиграл на высоком уровне. Но что сделано, то сделано, не жалею ни о чем, все что ни делается — все к лучшему.

Комментарии:

Комментарии отсутствуют.

Добавить комментарий:

Чтобы написать комментарий необходимо войти.
 
ФК «Тюмень» © 2001-2014
Разработка: студия «Автограф»